Убьет ли краудфандинг венчурные фонды?

Убьет ли краудфандинг венчурные фонды?

Благодаря появляющимся сейчас краудфандинговым механизмам множество венчурных фондов вылетит с рынка. Затем настанет очередь индустрии прямых инвестиций.

Юрий Аммосов

Очень смелая и интересная мысль )) Я давно смотрю за развитием инструментов для инвестиций, и, мне кажется, Юрий слишком идеализирует будущее краудфандинга.

По-сути, сейчас краудфандинг — это прямые коллективные инвестиции в проекты с высоким риском, в надежде, что в будущем компания «выстрелит» и частные инвесторы смогут заработать существенно больше, чем при использовании уже существующих инвестиционных инструментов.

Какие есть сейчас инструменты инвестирования для непрофессиональных инвесторов?

У частных непрофессиональных инвесторов есть потребность в новых высокодоходных инструментах, пусть и более рисковых, чем депозиты. ПИФы уже исчерпывают свою привлекательность — посмотрите рейтинги, лишь ТОП-20 показывают номинальную доходность свыше 20%, что при уровне годовой инфляции в 7.8% на июнь 2014 в итоге дает не столь впечатляющие результаты, но по крайней мере хоть как-то заметнее на фоне депозитов. Более рисковый и игровой рынок forex тоже пережил ажиотаж. Он требует профессионализма при работе с этим инструментом. На его базе появились ПАММ-счета, в рамках которых приходится доверять работу профессионалам за success fee.

Эти инструменты объединяет то, что вы можете в течение инвестиционного периода направлять свои средства в разные инструменты и портфели. Т.е. присутствует элемент выбора, игры, участия. Crowdfunding, в текущий момент, это точно такой же инструмент, просто еще достаточно новый.

Все это совсем упрощенно и если не рассматривать самостоятельную торговлю на рынке ценных бумаг, которая все равно требует участия брокера.

Мой основной вывод — инвестициями все равно надо управлять профессионально. Даже если на начальном этапе развития некого инвестиционного инструмента им напрямую будут пользоваться только непрофессиональные игроки, то с течением времени для снижения рисков и повышения доходности большая часть инвестиций будут находиться под управлением тех, кто наиболее профессионально будет работать с этим инструментом.

Как еще зарабатывают на управлении инвестициями?

Это операторы и создатели платформ, площадок для участников того или иного рынка. По-сути, именно они создают или “упаковывают” инструмент для того, чтобы им можно было пользоваться остальным игрокам. Основная задача такого инструментария — снижение операционных издержек на управление капиталом или инвестициями, что дает возможность работать с массовым рынком. Как раз с теми самыми непрофессиональными инвесторами с “низким чеком”.

Но за этим инструментарием стоят не только технологии, продукт и маркетинг, но и законодательство. И вот здесь, в России, совершенно иная картина, в отличии от того, что можно реализовать на западном рынке.

С точки зрения российского законодательства, реализовать работу с прямым соинвестированием (да-да, тот самый краудфандинг) в компании на ранней стадии развития, был призван 335-ФЗ “Об инвестиционном товариществе”. Основная его задача была в том, чтобы создать и отрегулировать более простую форму взаимоотношений частных инвесторов, чем существовавшую на тот момент. Получилось, мягко говоря, не очень. К тому же, в последнем чтении наши законотворцы ввели еще и ограничение на количество участников — не более 50. И важный момент — ФЗ предусматривает обязательную роль “управляющий товарищ”.

В итоге, этот инструмент стал непригоден для реализации на его базе краудфандинговых проектов и платформ.

Если посмотреть на другие доступные инструменты — остаются лишь венчурные ПИФы, но такие фонды требуют существенных затрат на операционное сопровождение в рамках законодательства и требований ФСФР.

Таким образом, мы имеем два тезиса: управление такого рода инвестициями должно и будет осуществляться профессионалами; снижение издержек на управление пир большом количестве привлекаемых небольших инвесторов в России пока невозможно.

Соответственно, венчурные инвестфонды в России в ближайшем будущем будут оставаться практически безальтернативным вариантом для такого рода инвестиций. Даже при том, что управляющие компании вряд ли смогут достичь классической на западном рынке схемы оплаты своих услуг — 2/20.

Но, это все с точки зрения текущего состояния российского рынка.

Понятно, что развитие технологий позволяет работать с западными площадками, но далеко не всем. Предлагаю самостоятельно изучить, в деталях, требования предъявляемые как к инвесторам, так и компаниям которые привлекают инвестиции на зарубежных краудфандинговых площадках, и сделать выводы о доступности этого инструмента для российских игроков.

Для того, чтобы ситуация могла измениться в обозримом будущем, нужно существенное приложение усилий в рамках законодательной деятельности. А также нужны “длинные” инвестиции в развитие спроса и сопутствующих инструментов для механизмов краудфандинга. И только тогда появится возможность для открытия этого инвестиционного инструмента в России. Но даже тогда, “вынести с рынка” венчурные фонды за 15 лет, он все равно не сможет.