Bitcoin, логистика от Яндекса, Гугл «сдал» Motorola

Bitcoin, логистика от Яндекса, Гугл «сдал» Motorola

Сегодня обсуждали в «Рунет сегодня» в эфире Финам ФМ: про «уход» Павла Дурова из ВКонтаке; ограничения в кроссбордер и чем это грозит российскому e-commerce; «запрет» ЦБ РФ расчетов в bitcoin и заход Яндекса в логистику.


Крупнейший акционер «ВКонтакте», фонд UCP, владеющий 48% акций компании, составил список потенциальных кандидатов на замену действующему гендиректору соцсети Павлу Дурову. По сообщению газеты «Ведомости», среди кандидатов на пост гендиректора числятся: сооснователь соцсети Лев Левиев, создатель портала Superjob.ru Алексей Захаров, бывший вице-президент «ВКонтакте» Илья Перекопский.

В Госдуму внесен законопроект, который может ввести запрет на рекламу без предварительного согласия абонента. В этой формулировке законопроект фактически ставит вне закона всю онлайн-рекламу.

Минэкономразвития и правительство России согласовали максимальный порог беспошлинного ввоза в страну интернет-посылок из-за рубежа суммой в €150.

Главные новости:

  • Корпорация «Яндекс» заключила соглашение о сотрудничестве с агрегатором логистических сервисов для интернет-магазинов Multiship. В рамках сделки интернет-гигант заплатил миллион долларов за программное обеспечение стартапа, а также инвестировал еще несколько миллионов долларов в развитие компании.
  • Банк России предостерег граждан и юридических лиц от использования bitcoin и иных «виртуальных валют». В пресс-релизе ведомства указано, что при использовании криптовалюты можно оказаться причастным к отмыванию денег и финансированию терроризма.
  • Корпорация Google продала компанию Motorola Mobility китайскому производителю персональных компьютеров Lenovo. Сумма сделки составила почти три миллиарда долларов. При этом, американская корпорация сохранила за собой права на патенты Motorola.

СПИРИДОНОВ: Доброе утро, друзья. 11.05 в Москве, это программа «Рунет сегодня» от 3 февраля 2014 года. Рассказываем для вас о самом главном, том, что случилось в цифровом пространстве – в электронной коммерции, Интернет-бизнесе, социальных сетях и так далее.

Как обычно, целую неделю мы внимательнейшим образом следили за тем, что происходило в виртуальном пространстве, в этом цифровом мире, и отобрали для вас шесть самых важных, на наш взгляд, событий Рунета и глобальной Сети. Три из них, показавшиеся нам самыми любопытными, самыми, так сказать, трендообразующими, с позволения сказать, мы превратили в развернутые новостные сюжеты, и еще три обсудим в экспресс-режиме в первом блоке программы, то есть вот-вот.

В студии ведущий программы, генеральный директор центра онлайн-образования «Нетология» Максим Спиридонов (это я), и эксперты этого выпуска – Антон Савельев, коммерческий директор «LiveJournal Russia». Приветствую, Антон.

САВЕЛЬЕВ: Здравствуйте.

СПИРИДОНОВ: И Павел Рогожин, управляющий партнер «Rogozhin Asset Management». Приветствую, Павел.

pavel-rogozhinРОГОЖИН: Добрый день.

СПИРИДОНОВ: Впервые приветствую тебя в этом амплуа – имею в виду, в новой должности. До этого Павел занимался управлением в компаниях «Рамблер-Афиша» и в «Медиа Мир» группы компаний «РБК».

Значит, коллеги, для вас и для наших слушателей короткий анонс главных новостей. Те три главных события, которые мы разберем основательнейшим образом – вот они.

Первое: «Яндекс» занялся логистикой. Компания купила программное обеспечение логистического агрегатора «MultiShip», а также вложила в сам стартап несколько миллионов долларов. Как это повлияет на развитие «Яндекс.Маркета» (потому что, несомненно, это рассказ про «Яндекс.Маркет»), ну, и как может сказаться на всем рынке российской электронной коммерции?

Второе: речь пойдет о том, что Центробанк предостерег граждан и юридических лиц от использования биткойнов. В чем заключается претензия российской власти к криптовалюте и каковы ее перспективы в России и на мировой арене.

И в завершение выпуска мы поговорим о крупной международной сделке, о том, что «Google» продал «Motorola» китайскому концерну «Lenovo» почти за 3 миллиарда долларов. Почему американская компания отказалась от производства собственных мобильных телефонов, или вернее, смартфонов, и решила продать производителям в несколько раз дешевле, чем приобретала – эти вопросы мы попробуем разобрать в течение четвертого блока нашей программы и третьего новостного сюжета.

Это три главные новости ушедшей недели, сейчас же традиционно экспресс-обсуждение еще трех достойных внимания событий.

Крупнейший акционер «ВКонтакте» фонд «UCP», владеющий 48% акций компании, составил список потенциальных кандидатов на замену действующему гендиректору соцсети Павлу Дурову. По сообщению газеты «Ведомости», среди кандидатов на пост гендиректора числятся сооснователь соцсети Лев Левиев, создатель портала «Superjob» Алексей Захаров, бывший вице-президент «ВКонтакте» Илья Перекопский.

Интрига развивается, не находите, коллеги? Похоже, что у Дурова уже немного шансов остаться во главе компании. Впрочем, похоже, что он и не очень готов за это биться. Не так ли, Павел?

РОГОЖИН: Ну, как, готов, не готов биться. Павел Дуров дал достаточно внятный комментарий на «Roem.ru» насчет того, что сейчас все эти заявления, все эти слухи со стороны «UCP» выглядят как такое раскачивание лодки, раскачивание ситуации, со стороны это достаточно похоже на некий конфликт между акционерами за управление компанией. Выглядит вполне так, и это вполне совпадает с самим комментарием Дурова.
СПИРИДОНОВ: Последние две с половиной недели медиаполе полно рассказов о том, что Дуров уйдет, или Дуров может уйти, или Дуров (что реально уже случилось) продал свои акции и не является более владельцем (или, вернее, совладельцем) «ВКонтакте» ни на йоту. Более того, недавно, собственно, на той же прошедшей неделе, которую мы обсуждаем, возник и другой список кандидатов, если помните, со ссылкой на неназванные источники был озвучен «ИТАР-ТАСС».

По данным информагентства, на пост гендиректора соцсети претендует действующий замгендиректора (тот, который недавно появился во «ВКонтакте») Дмитрий Сергеев – человек с корпоративным опытом из «Коммерсанта», если я правильно помню. Руководитель проекта «Одноклассники» Илья Широков (красивая версия, надо сказать). Илья Широков поднял «Одноклассники» из ниспадающего тренда, почему бы ему не заняться «ВКонтакте»? И предшественник Никита Шерман, также занимавшийся «Одноклассниками» в свое время.

Антон, твое мнение, что происходит?

САВЕЛЬЕВ: Насколько я знаю, сейчас постоянно идет поток новостей на самом деле по этому вопросу. Фигурировали еще какие-то фамилии, плюс вчера вечером практически я где-то в новостных лентах видел новость о том, что все-таки акционеры давали комментарий, что не планируют расставаться с Дуровым, поэтому понятное дело, что пока идет некая такая медийная кампания, цель которой не совсем, в общем, понятна.

Лично мое мнение заключается, наверное, в том, что… Я не знаком лично с Павлом Дуровым, не знаю, что это за человек. Но, судя по его интервью, по его каким-то действиям, мне кажется, что он вряд ли согласится на роль такого свадебного генерала – возглавлять компанию, в которой он не сможет принимать каких-то решений.

СПИРИДОНОВ: Я бы сказал, не каких-то решений, а всех решений.

САВЕЛЬЕВ: Да-да-да.

СПИРИДОНОВ: Где он не сможет принять всех решений, потому что именно так он привык действовать. А работа в корпоративной структуре, где есть акционеры, которые диктуют свою волю – это работа, в том числе, по взятию под козырек: «Чего прикажете?» Видимо, это не в духе Дурова, и видимо, он уже морально готов к тому, чтобы уйти. События будущей недели покажут нам, так ли это действительно.

Едем дальше. Роскомнадзор заблокировал первые четыре сайта по закону «Об информации», который предполагает досудебную блокировку по запросу прокуратуры. Один из заблокированных материалов находился на блог-платформе «LiveJournal», из-за чего блог-хостинг, огромный и крупнейший блог-хостинг в Рунете, был в течение получаса недоступен для абонентов некоторых провайдеров. Это очень сильно забеспокоило многих из наших коллег и общественность.

Собственно, у нас представитель ньюсмейкера. Антон, снова тебе слово.

САВЕЛЬЕВ: Да, это наша новость.

СПИРИДОНОВ: Многие реально забеспокоились, и один из апологетов «ЖЖ», как я говорил тебе за эфиром, уж казалось бы, куда больше, Антон Носик впервые прямо написал, что пора готовить запасные аэродромы.

САВЕЛЬЕВ: Давайте я немножко развею опасения слушателей. Во-первых, по сути своей не сильно что-либо сейчас изменилось. Предписания о блокировке доступа к блогам или отдельным статьям мы получали и ранее. И, в общем, для пользователя это не является новостью, это были достаточно такие обсуждаемые события.

Что произошло сейчас? Вступил в силу новый закон, в соответствии с которым вся площадка может быть заблокирована до момента удаления записи, которая нарушает закон. Мы получили это предписание, и в соответствии с законом мы заблокировали доступ к записи на территории России. Запись не была удалена.

СПИРИДОНОВ: Я был в Германии, кажется, на тот момент. Вчера я посмотрел – она действительно была читабельна из Германии.
САВЕЛЬЕВ: Да. Мы обязаны были это сделать по закону. Далее вся процедура, предусмотренная в «ЖЖ» в таких случаях, осталась неизменной. У нас существует конфликтная комиссия. Это независимый орган, очень важно, который базируется в Калифорнии и который рассматривает подобные жалобы на предмет соответствия пользовательскому соглашению – тем правилам, которые пользователь подписывал.

СПИРИДОНОВ: Извини, что я прерву тебя, просто у нас очень мало времени.

САВЕЛЬЕВ: О’кей.

СПИРИДОНОВ: Я задам коротко вопрос следующего характера. Смотри, не является ли это симптомом? Означает ли это, что действительно сейчас Роскомнадзор, исполнительная власть действительно взялась основательно за то, что публикуют пользователи, особенно популярные пользователи (а многие из них находятся на платформе «ЖЖ») с острыми мнениями? Они за это взялись, и видимо, начнут душить, и могут додушить очень быстро «ЖЖ» до состояния полной недееспособности. Ты этого не опасаешься?

САВЕЛЬЕВ: Здесь, конечно, нужно смотреть на правоприменительную практику, что будет дальше непосредственно. Пока мы никаких критичных симптомов не наблюдаем, для нас сильно ничего не изменилось.

СПИРИДОНОВ: Можно сказать так, что вы обеспокоены, но пока еще никакие не делаете выводы?

САВЕЛЬЕВ: Да, мы отладили всю систему реагирования на подобные предписания таким образом, чтобы максимально быстро их решать и избежать блокировки сайта.

СПИРИДОНОВ: Не только вы, менеджмент «LiveJournal», вообще все пользователи Рунета, отрасли будут наблюдать серьезно за тем, как этот закон «Об информации» будет внедряться.

И совсем коротко еще одна новость в экспресс-режиме. Минэкономразвития и Правительство России согласовали максимальный порог беспошлинного ввоза в страну Интернет-посылок из-за рубежа суммой 150 евро. До этого было 1000 евро, напомню. Эти разговоры о снижении порога беспошлинного ввоза активно шли последние месяцы, бурно шли – и вот оно. Поставит ли это точку в теме заграничных покупок Рунета, Павел? 20 секунд.

РОГОЖИН: Думаю, не поставит. Остаются еще пока открытыми вопросы с другими участниками Таможенного союза – это Казахстан, Белоруссия. Пока у них другие ограничения, пока еще этот вопрос там не согласован, и каналы поставки пока еще окончательно, скажем так, не закрыты.

СПИРИДОНОВ: В общем, давят на эту тему…

РОГОЖИН: Да, да.

СПИРИДОНОВ: …Но пока еще непонятно, как она разовьется в окончательной перспективе.

Мы сделаем паузу в обсуждении главных событий онлайна. Через две минуты начнем разбираться с тем, зачем «Яндекс» пошел в логистику, что это может означать для нас, Интернет-пользователей.

СПИРИДОНОВ: Доброе утро снова. «Рунет сегодня» от 3 февраля 2014 года. Мы рассказываем о главном, самом важном и интересном, том, что случилось в виртуальном пространстве.

Меня зовут Максим Спиридонов, эксперты выпуска – Павел Рогожин, управляющий партнер «Rogozhin Asset Management», и Антон Савельев, коммерческий директор «LiveJournal Russia». На троих мы обсуждаем то, что случилось, расставляем акценты и пытаемся понять, как события найдут свое продолжение, каким образом они будут выглядеть дальше в своем развитии.

Напомню также, что программа эта от 3 февраля 2014 года. Говорю для тех, кто слушает нас не в прямом эфире, в котором мы находимся в эти минуты, а в подкасте, на который рекомендую подписываться всем и каждому для того, чтобы не пропускать ни одного эпизода программы «Рунет сегодня» и быть всегда в курсе того, что происходит в глобальной Сети и в Рунете в частности.

Коллеги, прежде чем перейти к следующей новости, вопрос. Согласны ли вы с тем, что доставка товаров – одна из главных проблем российской электронной коммерции, или есть другие, более серьезные? В частности, та история с кроссборд-торговлей, с тем, что с российскими товарами здесь, в Рунете, конкурируют товары на Западе. Павел, твое мнение?

РОГОЖИН: Ну да, это ключевая проблема. И то, что по нашему опыту еще в свое время, кода я был в «Рамблер-Афиша», когда мы занимались проектами, связанными с e-commerce, это одна из ключевых проблем, которая очень сильно тормозит развитие.

СПИРИДОНОВ: Доставка?

РОГОЖИН: Доставка.

САВЕЛЬЕВ: Конечно.

СПИРИДОНОВ: Антон?

САВЕЛЬЕВ: Конечно. Мы прекрасно видим сейчас на примерах, что проблемы с доставкой могут практически за несколько дней свести на нет бизнес крупных Интернет-ритейлеров.

СПИРИДОНОВ: Например?

САВЕЛЬЕВ: Ну, я сейчас говорю о доставке из-за рубежа в первую очередь.

СПИРИДОНОВ: А, ты имеешь в виду…

САВЕЛЬЕВ: Огромные потоки могут быть перекрыты практически за несколько дней, когда возникает проблема с доставкой.

СПИРИДОНОВ: Ладно. Сейчас собственно о новости, о продолжении направленного развития «Яндекса» как игрока рынка российского e-commerce.

РУНЕТ СЕГОДНЯ: Корпорация «Яндекс» заключила соглашение о сотрудничестве с агрегатором логистических сервисов для Интернет-магазинов «MultiShip». В рамках сделки Интернет-гигант заплатил миллион долларов за программное обеспечение стартапа, а также инвестировал еще несколько миллионов долларов в развитие компании.

СПИРИДОНОВ: Надо сказать, что к «MultiShip» подключена большая часть логистических служб, работающих в России. И, в общем, это довольно сильный проект, судя по тому, что я увидел (ознакомившись с ним довольно поверхностно, правда, но поглядев, что там внутри).

На ваш взгляд, какие планы стоят за этой инвестицией? Что может быть дальше в этом альянсе, который как-то половинчато сейчас пока выглядит? «Яндекс», по крайней мере, судя по пресс-релизу, даже не вошел туда, а как-то купил их программу и дал им немножко денег. Это не стало частью «Яндекса».

Антон, твое мнение?

САВЕЛЬЕВ: Мне кажется, что для всего российского e-commerce сейчас основная точка роста – это регионы. А для роста регионов в первую очередь необходимо обеспечить качественную логистику. А здесь, на мой взгляд, именно эти вопросы начинает решать «Яндекс», потому что как минимум, как я понимаю, это в короткой перспективе может обеспечить всем магазинам равномерный доступ к большому количеству логистических компаний.

СПИРИДОНОВ: А «Яндекс» заботится об инфраструктуре электронной коммерции в целом в Рунете. Так, Павел?

РОГОЖИН: Ну, в целом не в целом, а «Яндекс» вообще действует достаточно последовательно. Не так давно, в прошлом году, они ввели возможность организации в «Яндекс.Маркете», который раньше представлял собой просто такой листинговый сайт для сравнения цен и выбора поставщиков для частных клиентов…

СПИРИДОНОВ: Оговорюсь: ведущий листинговый сайт Рунета.

РОГОЖИН: Да, ведущий. Соответственно, они ввели возможность совершения транзакций непосредственно в «Яндекс.Маркете», ввели историю, когда вы можете создать на базе «Яндекс.Маркета» собственный магазин, собственную витрину. Похожие решения мы реализовывали примерно с отрывом полгода-год еще в «Рамблер-Афише», это была история инвестиций в «Ichiba», объединения с «Price.ru» и впоследствии с «Бегуном».

Соответственно, когда у тебя появляется возможность совершения транзакций на твоей площадке, которая имеет очень большую аудиторию за счет ведущего поиска в России, то, по сути, вы становитесь самым большим Интернет-магазином. Дальше возникает вопрос: если «Яндекс» чисто технологическая компания, которая не занимается чистым e-commerce, отдает необходимые эти функции, скажем так, на аутсорс, в данном случае вот эта инвестиция – это и есть получение качественного такого агрегатора еще и по логистике.

При этом, по сути, весь механизм при взаимодействии с «Яндекс.Маркетом» превращается в историю, очень похожую на «Amazon». Пользователь так же может зайти, выбрать, через какую логистическую компанию при оформлении заказа на «Amazon», как и на «Яндекс.Маркете», будет осуществляться доставка. Они будут вот это направление очень последовательно выстраивать. На мой взгляд, очень все хорошо.

СПИРИДОНОВ: По поводу «Amazon» мы задали вопрос уже в «Twitter». Я об этом скажу чуть позже. Но сейчас у нас на связи есть один из собственно главных ньюсмейкеров, человек изнутри, Алексей Авдей, руководитель сервиса «Яндекс.Маркет». Алексей, слышите нас?

АВДЕЙ: Доброе утро.

СПИРИДОНОВ: Доброе. Алексей, по пресс-релизу такое ощущение, что вы осторожничаете. Вы так половинчато комментируете, в том смысле, что: «Вот, мы начали сотрудничество с «MultiShip», внесли в него несколько миллионов долларов». И, как заявлено в пресс-релизе, далее цитирую: «Яндекс» будет применять технологию платформы «MultiShip» для расчета сроков стоимости доставки». Только ли расчета, или все-таки вы смотрите в сторону какого-то более глобального решения?

АВДЕЙ: Ну конечно, мы смотрим не только в сторону расчета. Хотя и это является важным, до сих пор многие пользователи не знают, сколько будет стоить доставка из Москвы, не знаю, в какой-нибудь небольшой город. Поэтому важно, что мы нашли энергичных предпринимателей, которые, как и мы, хотят развиваться, хотят действительно делать хороший сервис для регионов, агрегировать грузоперевозчиков, давать простой способ подключения магазинов.

Вообще наша цель, если так сказать, в общем – чтобы пользователи получили хороший сервис доставки товаров по низкой цене, и для этого мы как раз и партнеримся с «MultiShip».

СПИРИДОНОВ: Как будет работать в идеальном случае связка «Яндекс.Маркета», который все больше и больше становится действительно не просто каталогом товаров, а почти что магазином, как в идеальном варианте в будущем будет работать связка эта – каталог товаров плюс возможность покупки, плюс логистика (которую, похоже, вы внедряете глубоко достаточно)?

АВДЕЙ: Я думаю, что пользователь из регионов придет на «Яндекс.Маркет», посмотрит, выберет товар. Дальше он увидит, допустим, небольшой магазин, который раньше не доставил бы ему товар, легко и просто оформит этот заказ на «Маркете», или может перейти на сайт магазина, если хочет, и там оформить. Увидит точный срок доставки, получит трекинг, это очень важно, предоплатит заказ (предоплатит, например, на «Яндексе»). И он будет понимать, что если что-то не так, то «Яндекс» вернет ему деньги. И видит трекинг, видит, что происходит каждый день с товаром, получает в установленный срок свой товар. Вот это у нас такая мечта.

СПИРИДОНОВ: А в какие сроки, предполагаете, она может быть реализована?

АВДЕЙ: Я думаю, что несколько лет. Это не на десять лет, конечно. Вообще в e-commerce нельзя загадывать больше, чем на три года.

СПИРИДОНОВ: Особенно в российском.

АВДЕЙ: Ну да.

СПИРИДОНОВ: А как смотрит «Яндекс», если уж мы имеем возможность поговорить на этот счет, на события вокруг этого уменьшения порога безналоговой пошлины до 150 евро? Насколько это позитивно повлияет, на ваш взгляд, вроде бы как непредвзятых арбитров в электронной коммерции России, на рынок в целом, рынок Рунета в этой области?

АВДЕЙ: Я считаю, что это неправильно. Я считаю, что это не поможет текущим Интернет-магазинам в России. И надо, чтобы больше людей покупало в Интернете. Сейчас покупает довольно мало людей, и кроссборд, тот же «Alibaba» или «eBay» – это одна из возможностей втягивать этих людей. И регулирование, особенно нашего государства, не всегда адекватно.

Поэтому мне кажется, что предыдущий вариант был намного лучше. Кроссборд рос просто большими темпами, и все больше и больше людей, которые раньше вообще не покупали в Интернете, они втягивались – и сначала купили на «AliExpress», а потом уже купили в российских магазинах. Поэтому в целом пока негативно.

СПИРИДОНОВ: Кроссборд был одним из способов провести ликбез для пользователя, который еще не начал при этом покупать основательно?

АВДЕЙ: Да. Вот мы делали опрос, и было очень интересно, когда пользователи покупали на «AliExpress», их спрашивали: «Почему вы покупаете?» Они говорят: «Ну, очень дешево, и мы можем при маленькой зарплате одеть всю семью». Когда какой-нибудь пуховик в пять раз дешевле в Китае, чем у нас в России, а у людей очень маленькая зарплата в регионах, то это реальное решение. Теперь я не знаю, что будет с людьми, им придется платить больше.

И ладно, платить больше, пошлина – это второй вопрос. Вопрос про барьеры. Если барьеры появятся с картами, с обязательной регистрацией, и так далее – вот это самое негативное. Вот в чем важный еще второй вопрос.

СПИРИДОНОВ: Возвращаясь к вашей инициативе с построением на базе «Яндекс.Маркета» какой-то большой площадки, получается, что эта модель фактически «Amazon», о чем мы уже обмолвились разок. «Amazon» с «Marketplace» – кажется, так называется их сервис, когда он делает все сам, кроме того, что не сам хранит. Он не оперирует товаром буквально, но он является оператором его, по сути дела, со всех точек зрения, надзорно.

АВДЕЙ: Ну, если честно, не совсем корректно сравнивать «Яндекс.Маркет» и «Amazon», потому что мы не продаем свои товары. Больше похоже здесь на «AliExpress», наверное, или на «eBay». И у нас нет фулфилмента, когда магазин может привезти свои товары, и дальше его уже довезут. Поэтому у нас, в общем, некоторый свой путь. Да, мы хотим идти в ту сторону, чтобы маленькие магазины и средние могли легко и просто доставлять в России.

СПИРИДОНОВ: Последний вопрос. Электронная коммерция, очевидно, становится одним из главных направлений развития для «Яндекса». Так ли это? Проговаривается, явно это артикулируется на уровне руководства: «Для нас электронная коммерция так же важна, как поиск», – например.

АВДЕЙ: Да, это так. Электронная коммерция и ряд некоторых сервисов являются приоритетным направлением для «Яндекса», в первую очередь потому, что очень хорошие темпы роста e-commerce. И «Яндекс» – коммерческая компания, и она вкладывает усилия в те вещи, которые позволят больше заработать, с одной стороны, а с другой стороны, дадут хороший сервис для пользователя.

СПИРИДОНОВ: Спасибо большое. Это был комментарий Алексея Авдея, руководителя сервиса «Яндекс.Маркет».

АВДЕЙ: Спасибо.

СПИРИДОНОВ: Коллеги, есть что добавить к тому, что мы сейчас проговорили? Антон.

САВЕЛЬЕВ: Да нет. Собственно, основной смысл, мне кажется, ясен. Мы об этом сказали в самом начале: развитие логистики – это основной драйвер Интернет-продаж.

СПИРИДОНОВ: Кроме всего, мы наблюдаем step by step за походом «Яндекса» в электронную коммерцию все глубже и глубже. Причем достаточно глубоко от того, что изначально он собой представлял. Казалось бы, поиск, геолокация, а тут на тебе – так глубоко в электронную коммерцию.

Коротко совсем к «Twitter» (извини, пожалуйста, Паша). Мы спросили в «Twitter» «MaximSpiridonov» (который используем периодически в служебных целях, мой личный «Twitter»), будет ли «Яндекс» строить свой «Amazon» на базе «Яндекс.Маркета». Мы угадали твой комментарий, Паша. На базе «Яндекс.Маркет» и «MultiShip».

Забавно, что один из ответов был следующий: «Не будет». Я думаю, кто ж так коротко ответил-то? Смотрю – это один из топ-менеджеров «Яндекса» по PR Владимир Исаев, также один из гостей нашей программы. Он утверждает, что не будет. Алексей Авдей, в общем, не отрицал это буквально.

Едем дальше. Через пару минут мы продолжим разговор о главных событиях Рунета и поговорим об электронных деньгах и криптовалюте.

СПИРИДОНОВ: Доброе утро, друзья. Мы продолжаем рассказывать о том, что важного, интересного и судьбоносного случилось в виртуальном пространстве за ушедшую неделю. Программа «Рунет сегодня» от 3 февраля 2014 года, звучим на 99,6 в прямом эфире в столице либо онлайн на finam.fm – тогда вы можете слушать нас, где бы вы ни находились.

В студии Максим Спиридонов и эксперты того выпуска Антон Савельев, коммерческий директор «LiveJournal Russia», а также Павел Рогожин, партнер «Rogozhin Asset Management».

Значит, коллеги, традиционно до новости – короткий опрос по поводу введения в контекст наших слушателей. На ваш взгляд, на какой стадии сейчас находятся электронные деньги? Можно ли сказать, что они все еще в активном росте, или, учитывая развитие в электронном направлении традиционных банковских инструментов, таких как карты, оплата со счетов прямая, электронные деньги начинают уходить? Какова их вообще, совсем такая условная роль в будущем, гипотетическая? Павел, твое мнение.

РОГОЖИН: Электронные деньги – это еще одно из средств расчетов между бизнесами, между людьми.

СПИРИДОНОВ: Они были единственными, на заре Интернета их было очень мало, они были очень маленькие, эти компании, но они были фактически единственной возможностью рассчитаться в онлайне. Сейчас они…

РОГОЖИН: Да, с учетом развития эквайринговых банковских систем, соответственно, происходит такая взаимная интеграция между EPS, электронными платежными системами в чистом виде, которые когда-то в свое время создавались, «Яндекс.Деньги». Сейчас «Яндекс.Деньги» – часть «Сбербанка», и это уже не совсем EPS в чистом виде. Это уже, условно, по-моему, банковская некоммерческая организация.

СПИРИДОНОВ: Они все сейчас банковские некоммерческие организации по закону.

РОГОЖИН: Все потихоньку идет с точки зрения взаимной интеграции. Потому что, с одной стороны, банки понимают, что им необходимо получать новый инструментарий для расчетов в мобильной среде, в онлайне, и не всегда под это подходят в чистом виде карты, нужны какие-то гибридные варианты. При этом как бы законодательно все больше и больше электронные платежные системы сдвигаются в сторону банковского сектора, происходит такое взаимное проникновение, что вполне себе…

СПИРИДОНОВ: Они вообще жить-то будут в перспективе лет, может быть, даже (десятилетий не скажу, слишком долго загадывать)?

РОГОЖИН: Жить будут. Вопрос, что это уже будет в итоге за продукт. Достаточно много появилось же вещей, таких псевдобанковских продуктов, когда вроде бы у тебя есть Интернет-банк с каким-то одним брендом, на самом деле это просто аналог приложения для расчетов в электронной платежной системе. Я сейчас просто не буду называть отдельные бренды. При этом большая часть операций, которая обслуживается каким-то партнерским обычным банком.

СПИРИДОНОВ: Антон, задам тот же вопрос. Электронные деньги в развитии, в стадии роста, в стадии стагнации, в стадии падения?

САВЕЛЬЕВ: Мне кажется, что здесь очень сильно на развитие этой области влияет именно правовое поле. Потому что мы наблюдаем именно в этой области последнее время большое количество каких-то новых изменений, правовых ограничений. Это последнее сейчас, по-моему – я не знаю, принято уже, не принято – антитеррористический закон, где ограничиваются…

СПИРИДОНОВ: Суммы, да.

САВЕЛЬЕВ: …Суммы всякие. И вот те законы, которые у нас приравнивали к… Требовали, чтобы практически банковскую лицензию имел оператор платежной системы. И здесь, мне кажется, сейчас нельзя рассматривать развитие этого направления сугубо в рамках рынка, потому что вот те ограничения, которые могут еще возникнуть, они могут кардинально изменить эту систему. И вот куда это приведет?

СПИРИДОНОВ: Ну, хорошо. Сейчас о том, как Центробанк решил россиян от опасности уберечь.

РУНЕТ СЕГОДНЯ: Банк России предостерег граждан и юридических лиц от использования биткойнов и иных виртуальных валют. В пресс-релизе ведомства указано, что при использовании криптовалют можно оказаться причастным к отмыванию денег и финансированию терроризма.

СПИРИДОНОВ: Я позволю себе привести выдержку из пресс-релиза. «Банк России предупреждает, что предоставление российскими юридическими лицами услуг по обмену виртуальных валют на рубли и иностранную валюту, а также на товары, будет рассматриваться как потенциальная вовлеченность в осуществление сомнительных операций в соответствии с законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма».

Это фактически запрет биткойна в России, или последний шаг к запрету, не находите, Павел?

РОГОЖИН: Да, абсолютно точно. И вполне понятна реакция ЦБ. Потому что, по сути, криптовалюта с ее способом эмиссии и полной непрозрачностью для контрольных органов – это угроза праву государства эмитировать деньги. Понятно, да, это может использоваться в тех целях, которые описывает и предупреждает Банк России.

СПИРИДОНОВ: Как и любые деньги.

РОГОЖИН: Да, как и любые, собственно, деньги. Вопрос, отвозим мы наличные самолетом, загруженным полностью деньгами, или мы прогоняем с помощью этих биткойнов аналогичную сумму. Мы можем точно так же финансировать ровно то, о чем говорит Центробанк.

Ну, основная угроза, конечно – это угроза с точки зрения того, что все больше и больше начнут использовать и бизнес, и люди для расчетов такой тип валют. Как следствие, это угроза, по сути, государственной неприкосновенности, потому что государство имеет право эмитировать на своей территории деньги и обеспечивать контроль их обращения.

СПИРИДОНОВ: Да, это вход на площадку.

РОГОЖИН: Да, и за этим шагом, знаете, как бы недалеко еще до денег с демереджем.

СПИРИДОНОВ: С чем-чем, прости?

РОГОЖИН: С демереджем. Деньги, которые во времени начинают дешеветь. Это еще, я не помню, в каких годах, придумал немецкий предприниматель, по-моему, математик Гезель.

И даже создатель евро в свое время высказал, что текущая финансовая система не для дальновидных людей. Когда мы ориентированы на накопление, по сути, расчетных средств, и сдаем их в ссуду, получаем проценты, а на самом деле деньги должны действительно работать. И деньги с демереджем – они обесцениваются, у вас обратная процентная ставка годовая, скажем так, она отрицательная.

И это действительно с точки зрения, наверное, каких-то глобальных угроз для государств, конечно, все это подавить. Потому что в итоге это угроза текущему экономическому строю, не только одного государства.

СПИРИДОНОВ: Фактически это подрывает принципиальные основы государства.

РОГОЖИН: И в мире вообще экономики.

СПИРИДОНОВ: Потому что это определяет идею денег как некую полную абстракцию. Они возникли из ниоткуда и появляются ни почему. Но это на самом деле так и есть. И евро и доллары – такие же.

РОГОЖИН: Да, деньги на самом деле создавались-то для того. У вас есть корова, но вам нужна банка варенья – вам нужны какие-то расчетные средства. И потом уже, да, деньги начали приобретать некую ценность, как сами по себе, а на самом деле это же просто средство расчетов.

СПИРИДОНОВ: Ладно, сейчас не будем уходить далеко в историю, мы не финансисты, в конце концов, и не экономисты. Попросим прокомментировать это юриста. У нас на связи Саркис Дарбинян, адвокат и руководитель практики по защите прав владельцев сайтов и администраторов доменов Ассоциации пользователей Интернета. Саркис, приветствую.

ДАРБИНЯН: Да, добрый день.

СПИРИДОНОВ: Если можно, как-то лаконично прокомментируйте инициативу Центробанка. Почему вдруг так забеспокоился главный банк страны этим обстоятельством? Что будет дальше?

ДАРБИНЯН: Ну, я думаю, действия Центробанка тут вполне понятны. С одной стороны, криптовалюта заставляет нервничать многие традиционные виды валют. И в связи с тем, что сегодня биткойн не регулируется ни одним законодательством мира, то регуляторы и центральные банки стран пытаются дать свое толкование тому, что такое криптовалюта.

Однако заявление нашего Центробанка было довольно-таки жесткое. Во-первых, Центробанк заявил, что биткойн является суррогатом валют, который фактически запрещено выпускать в Российской Федерации, и также предупредил всех тех, кто будет использовать биткойн в качестве платежного средства, что Центробанк может рассматривать такие операции в качестве деятельности по отмыванию доходов и финансированию терроризма. Соответственно, желание у многих крупных операторов связываться с биткойном пропадет после таких заявлений.

Но если мы посмотрим на мировую практику, есть, наверное, страны с наиболее жестким подходом к биткойнам, а есть те, которые пытаются все-таки как-то узаконить его, вогнать в какие-то рамки. Потому что всем очевидно, что криптовалюта существует и будет существовать. Вот, наверное, к странам, наиболее жестким в отношении криптовалюты, можно причислить азиатские страны – это Индонезия, это Таиланд, где регуляторы полностью запрещают валюту. Где-то она остается спекулятивным средством, где-то приравнивается к ваучерам и купонам.

Ну, например, такие страны, как Финляндия, Сингапур недавно – они фактически хоть и не признали криптовалюту электронным средством, но оставили возможность ее оборота на усмотрение самих участников рынка. И там она облагается налогами, НДС, в том числе и майнинг – как непосредственное получение дохода от биткойна, так и сам майнинг.

СПИРИДОНОВ: Извини, пожалуйста, Саркис, извиняюсь, что прерываю, надо объяснить, что майнинг – это создание биткойнов, это генерация биткойна посредством вычислительных действий компьютера, которые производят пользователи. В общем, это сам процесс эмиссии денег, который тоже происходит парадоксальным, таким высокотехнологичным образом.

Я извиняюсь, что прерываю, Саркис, у нас немного времени. Добавлю еще к тем комментариям по странам, что Китай в декабре 2013 года наглухо запретил использование биткойнов в КНР, за счет чего курс тогда обвалился у биткойна довольно основательно.

Действительно очень разное отношение к криптовалютам в разных странах, зависит от степени, так сказать, тоталитарности, я бы сказал, систем, или степени лояльности, наоборот. А какое будущее, с вашей точки зрения (буквально 20-30 секунд), ждет биткойн? Правовое будущее.

ДАРБИНЯН: Да. Криптовалюты, еще даже тот же биткойн, он не эмитирован до конца, он еще будет выпускаться и будет оборачиваться. Не думаю, что цена на него будет падать, потому что спрос и предложение есть.

Несмотря на то, что традиционные национальные платежные системы будут всячески, наверное, стараться запретить его либо вогнать в какие-то рамки жесткие, в которых он будет существовать, тем не менее будущее у криптовалют большое. Это появление должно было произойти, собственно, оно и произошло уже в наши годы. Поэтому я надеюсь, что так или иначе этой валюте начнут доверять, и она станет более ходовой, по крайней мере, в Интернет-среде, в которую перемещаются все рыночные отношения.

СПИРИДОНОВ: Вы имеете в виду криптовалюты в целом? Потому что надо вспомнить, что кроме биткойна есть менее популярный лайткойн, неймкойн, новокойн, PP-койн. Верно?

ДАРБИНЯН: Да, верно. Их много, и они будут развиваться все.

СПИРИДОНОВ: О’кей, спасибо большое. Это был комментарий Саркиса Дарбиняна, адвоката и руководителя практики по защите прав владельцев сайтов и администраторов доменов Ассоциации пользователей Интернета.

Коллеги, 40 секунд у нас осталось. Что можно добавить к этой истории? Вот мы имеем некое совсем полярное отношение к криптовалюте. Россия присоединилась скорее к такой отрицающей стороне, но похоже, что вода, как говорится, найдет место, где просочиться. Так?

САВЕЛЬЕВ: Наверное, мне кажется, что нужно еще добавить к этой истории то, что на самом деле сейчас вокруг биткойнов растет достаточно заметно негативный фон все-таки. Если мы в России немножко скептически относимся, когда фигурируют такие формулировки про экстремизм…

СПИРИДОНОВ: Увы, нам пора заканчивать.

САВЕЛЬЕВ: Да, о’кей.

СПИРИДОНОВ: В общем, будем посмотреть.

САВЕЛЬЕВ: Да.

СПИРИДОНОВ: А продолжим через пару секунд.

СПИРИДОНОВ: И снова доброе утро. Еще одна новость ушедшей недели, новость из области виртуальных пространств, глобальной Сети или Рунета.

Напомню, что это программа «Рунет сегодня» от 3 февраля 2014 года, звучим на 99,6 в Москве либо онлайн на finam.fm. Меня зовут Максим Спиридонов, я генеральный директор центра онлайн-образования «Нетология», ведущий программы. А эксперты выпуска – Павел Рогожин, управляющий партнер «Rogozhin Asset Management», и Антон Савельев, коммерческий директор «LiveJournal Russia».

Прежде чем перейти к обсуждению следующей новости, давайте снова нарисуем контекст для ее звучания. Попросту перечислим главные мобильные операционные системы, конкурирующие друг с другом, и главных игроков рынка смартфонов, как вам кажется, таких наиболее заметных. Павел.

РОГОЖИН: Ну, понятное дело, это «Android» от компании «Google», это «iOS» от компании «Apple», скажем, это по трендовости, уж точно. А потом, безусловно, это «Windows Phone». А далее идет все то, что осталось несколько лет назад…

СПИРИДОНОВ: Далее то, что в графиках рисуется под общим названием «остальные».

РОГОЖИН: Да, остальные.

СПИРИДОНОВ: Так. Антон, а производители смартфонов какие, ты считаешь, наиболее сильны, те, кто диктует сегодня свою моду, свои какие-то правила на рынке?

САВЕЛЬЕВ: Это, естественно, продукция в первую очередь «Apple» – «iPhone»; это «Samsung» с бесконечными линейками всего.

СПИРИДОНОВ: Довольно успешными.

САВЕЛЬЕВ: Да, успешными, несомненно. Это сильно сдавшая свои позиции, но пока, по-моему, пытающаяся еще вырулить, местами успешно вырулить, «Nokia», и дальше опять же…

СПИРИДОНОВ: Не настолько сильно остальных, но тоже с меньшими долями «LG» можно вспомнить. И еще один игрок, к которому мы сейчас подойдем, вырисовывается довольно ярко и прямо, так сказал бы, энергично. Он выходит на рынок смартфонов, заявляет о себе.

Сейчас о том, как легендарная компания «Motorola» сменила владельца.

РУНЕТ СЕГОДНЯ: Корпорация «Google» продала компанию «Motorola Mobility» китайскому производителю персональных компьютеров «Lenovo». Сумма сделки составила почти 3 миллиарда долларов. При этом американская корпорация сохранила за собой права на патенты «Motorola».

СПИРИДОНОВ: Сейчас доля смартфонов на мировом рынке составляет меньше 1%, все еще такие «фичефоны» доминируют в глобальном масштабе, потому что есть Китай, есть Индия, есть, не знаю, Пакистан, Нигерия, Бангладеш, которые, конечно, о смартфонах пока что особо не помышляют (подавляющее большинство жителей этой страны), поэтому пока так происходит. Конечно, мир, что называется, более цивилизованный, он переходит к смартфонам гораздо активнее.

Однако по миру глобально 1% – это смартфоны, доля «Lenovo» – 5%. С покупкой «Motorola» компания «Lenovo» станет третьей на рынке смартфонов после «Samsung» и «Apple». Ну, или после «Apple» и «Samsung», как хотите.

Значит, то, что случилось, насколько сильно может повлиять на развитие мобильных устройств, мобильного Интернета, инфраструктуры вокруг этого? Ваша точка зрения, Павел.

РОГОЖИН: Я бы не сказал, что именно это событие повлияет. Это просто вполне логичное, закономерное, на мой взгляд, событие в целой цепочке того, что делает компания «Google». Потому что если посмотреть, как развивалась история с их собственными телефонами, которые под собственным брендом выпускали, что происходит с устройствами серии «Nexus», потому что они существуют от разных производителей, на немножко разных платформах, но там везде есть «Android». Для компании «Google» основное – это обеспечить безопасность для своей операционной системы на максимальном количестве платформ. И при этом надо понимать…

СПИРИДОНОВ: Безопасность объем рынка означает.

РОГОЖИН: Да, с точки зрения, в том числе, патентных рисков со стороны других игроков. При этом, например, надо понимать, что их сотрудничество с компанией «Samsung» (это ключевое, самое большое по объему) тоже долгосрочное, стратегическое. У них контракт, если мне память не изменяет, лет на десять был заключен, с учетом как раз сохранения вот этих патентных прав и по истечению этого срока контракта на продукты, которые создавались в рамках этого сотрудничества.

История с «Motorola» – да, все говорят: «Ого-го, сейчас действительно «Google» начнет выпускать свои «гуглофоны» на базе «Motorola Mobility». Но по факту мы видим, что они вот этой покупкой и последующей продажей просто железячного подразделения «Motorola Mobility» просто обезопасили свой бизнес. Ну, стоило это им порядка 9 или 10 миллиардов долларов.

СПИРИДОНОВ: У них патенты остались, ты имеешь в виду?

РОГОЖИН: Да, да.

СПИРИДОНОВ: Они купили компанию с патентами и производством, а потом продали просто производство, патенты оставив себе. Ну, не получается, что… Сейчас напомню историю вопроса. Когда «Google» два, кажется, два с половиной года назад купил «Motorola», все говорили: «О, «Google» пошел по пути «Apple», который, в общем, не без основания полагает, что самый плодотворный способ создания современного устройства – это ответственность за все составляющие, прежде всего хардовую и софтовую. Я делаю и железо, и я делаю программное обеспечение под это железо, и поэтому у меня все работает идеально». Проблема «Android» нередко, как мы знаем, на дешевых моделях в том, что сама система неплоха, железо, в общем, как-то справляется, но вместе они конфликтуют (или так, чувствуют себя не очень комфортно).

Вот все говорили так при покупке «Google» «Motorola»: «О, вот сейчас они пойдут по пути «Apple», замечательно». Это случилось. И вдруг «Google» на прошлой неделе, поматросив, бросает «Motorola» в объятия китайских товарищей. Почему это так, Антон?

САВЕЛЬЕВ: Наверное, первое объяснение, самое простое, которое мне видится – это, естественно, что, видимо, все-таки не выбрали путь развития «Apple», и не хотят связываться плотно с железом.

СПИРИДОНОВ: По каким-то причинам они поняли, что это нецелесообразно.

САВЕЛЬЕВ: Да, видимо, они поняли, что падение… Вот я посмотрел по цифрам, за время владения «Motorola» доля «Motorola» сократилась с 2,5% до 1%. Это говорит о том, что, в общем, не смогла.

А во-вторых, мне кажется, что еще на самом деле возможен такой вариант: ведь «Google» достаточно сильно заинтересован в появлении крупных игроков на рынке смартфонов, также базирующихся на платформе «Android», потому что практически монопольное такое сотрудничество с «Samsung», оно достаточно серьезные риски несет. И сейчас, в общем, руками самого «Google» возникает третий, очень сильный игрок, который может занять достаточно серьезную долю рынка, точно так же развивая свои смартфоны на базе «Android».

СПИРИДОНОВ: В общем, похоже, ты приходишь к тому же, что плюс-минус говорил Павел – что «Google» отказывается от того, чтобы быть игроком на этом поле, при этом оставаясь арбитром, который со свистком бегает и говорит всем, что делать.

САВЕЛЬЕВ: Я бы так не сказал, потому что тут явные как бы амбиции с учетом развития мобильной среды и операционных систем, так, чтобы «Android» стал тем, чем является «Windows» для предыдущих поколений персональных компьютеров. Если мы раньше говорили о платформе «Wintel», «Windows» и «Intel» («Windows» – операционная система от компании «Microsoft») – то здесь скорее нужно говорить о каком-то другом акрониме с участием «Android» и какого-то ведущего, наверное, партнера по производству железа для смартфонов, планшетов, либо какой-то архитектуры, которая будет использоваться.

Здесь дальше я, к сожалению, не специалист по деталям железа – здесь важно просто, наверное, понимать, кому еще, кто поставляет основной чипсет, основное железо, комплектующее для смартфонов, производители. Если это действительно «Samsung», значит, понятно, ставка – «Android» от «Google» и «Samsung». В свое время как «Windows» от «Microsoft» и процессоры «Intel».

СПИРИДОНОВ: Но не обязательно там должен быть один главный партнер. Тут такая прелесть в том, что может быть несколько их.

САВЕЛЬЕВ: Может, да.

СПИРИДОНОВ: И это очень такая ситуация уравновешенная, диверсифицированная получается. Если их несколько, ведущих партнеров, один выпал – ну слава богу, «Google» говорит «до свидания» и опирается на оставшихся.

САВЕЛЬЕВ: Нет, рынок этот никогда не бывает на 100% монополизированным. Давайте вспомним «Microsoft», «Intel» – и производителей более дешевых процессоров, платформ и так далее. Что очень похожая история, «Samsung» – продукция как бы более высокого класса, и пожалуйста, «Lenovo» – более дешевая, вот тот же самый пример. И это борьба на самом деле за тотальное распространение «Android», которая позволит уже туда внедрять все те приложения.

Вот сейчас пока операционная система «Windows» и офисные продукты от «Microsoft» сдерживают развитие альтернативных систем операционных, пакетов. Вот это решение – операционная система плюс офисный пакет – оно позволяет удерживать долю компании «Microsoft». Как только будет покрытие выше, появится больше у этой экосистемы продуктов и для офиса, и для бизнеса аналогов, тем больше шансов у «Google» окончательно задавить «Microsoft».

СПИРИДОНОВ: А propos, несколько лет назад в одной из моих программ, помню, хорошо мы говорили о том, что «Android» (несмотря на то, что он, казалось бы, еще только заявка на успех, только развивающаяся операционная система мобильная) может в перспективе стать чем-то, что, может быть, даже больше и важнее, чем поиск для «Google». Хотя, казалось тогда, это невозможно.

И сегодня, похоже, это если не становится больше, то в один ряд уж точно. «Android» настолько повсеместен теперь, учитывая то, что он еще перейдет в smart auto так называемое, он начинает претендовать на экраны устройств внутри автомобиля, идет в «Smart TV» (сейчас менее успешно, но, тем не менее, идет), и так далее. В общем, мы наблюдаем любопытную ситуацию.

В «Twitter» «MaximSpiridonov» мы спросили наших слушателей: «Почему «Google» продал «Motorola» и отказался от идеи стать производителем смартфонов?» Получили вот такие ответы: «Очевидно, что им нужны были лишь патенты «Motorola», – то, что мы с вами тоже говорили.

Кстати, недавно подписанным соглашением с «Samsung» открываются новые горизонты. Действительно он, видимо, решил сбросить с себя груз овеществленной реальности – это производство, заводы все эти, люди. Оставить бумажные себе патенты – это удобно, и, в общем, несложно к хранению.

Еще один ответ: «Производство железок не так выгодно, как продажа сервисов и владение патентами. Патенты «Motorola» они оставили себе». «Google» все-таки (в этом, по крайней мере) стремится к тому, чтобы остаться таким виртуальным владельцем больше. Хотя в других направлениях они проявляют активность и в реальном мире. Надо вспомнить, что они идут в роботизированные автомобили и так далее.

РОГОЖИН: Вопрос, как они идут, что останется в итоге в начинке. А производство – да, действительно, могут делать, например, их новые партнеры «Lenovo». В чем проблема? Будут роботы от «Lenovo», а управляться они будут на операционной системе, какой-нибудь «Android» или какой-то модификации.

Но опять же, пока, как я уже сказал, мне кажется, что борьба идет именно в этом поле.

СПИРИДОНОВ: Я не раз говорил в этой программе, из года в год повторяю это: «Google» становится мировым гегемоном. Мы еще поплачем под ним.

РОГОЖИН: Да, это факт. Как мы плакали от «Microsoft» – как ежики: плакали, кололись, но продолжали есть этот кактус продуктов компании «Microsoft». Видимо, в какой-то момент мы будем то же самое говорить про компанию «Google».

СПИРИДОНОВ: Коллеги, пора заканчивать. На этом все. Это была программа «Рунет сегодня». Мы рассказывали о главных новостях ушедшей недели в области цифрового пространства. Напомню, что слушать нас нужно каждый понедельник, этот дайджест главных событий онлайна появляется регулярно.

Меня зовут Максим Спиридонов. Всего хорошего. Ну, и пока!